Федеральный молодежно-патриотический проект
«Города-Славы»

Город—герой Севастополь

   Город—герой Севастополь
 

Указ ПрезидИУМА ВС СССР О ПРИСВОЕНИИ ЗВАНИЯ 8 мая 1965 года

        Севастополь – город, достойный поклонения

Пахнет дымом от павших знамен,

Мало проку от битвы жестокой.

Сдан последний вчера бастион,

И вступают враги в Севастополь.

И израненный молвит солдат,

Спотыкаясь на Каменном спуске:

– Этот город вернется назад –

Севастополь останется русским! 

Этот город из детской загадки – про «одного мальчика и сто девочек», которые якобы здесь проживают. Именно так довелось услышать его название и задуматься о нем в первый раз – в виде несложного ребяческого ребуса – Сева – сто – Поль. И только через много лет, уже в школе, выяснилось, что его название расшифровывается совершенно по-другому. От двух греческих корней: «полис», что значит «город», и «севастос» – «высокочтимый, достойный поклонения». В царские времена старой России давался перевод «императорский». В советские – «величественный».

Сегодня, говоря о Городе, вспоминают и о том, что отсюда на Русь пришло христианство: именно в Херсонесе принял крещение князь Владимир, которого потом назовут Святым.

Херсонес – старый русский город Корсунь – то место, которое когда-то, согласно легенде, видело Андрея Первозванного. Его скала до сих пор возвышается невдалеке от мыса Фиолент.

Ордынское владычество и Крымское ханство не оставило в своих летописях особенного упоминания о месте, где сейчас – Севастополь. Русско-турецкая война 1768–1774 гг. и последовавший за ней Кючук-Кайнарджийский мир – вот что дало этому городу жизнь. Екатерина Великая направляет Г. Потемкину указ от 10 февраля 1784 года: «… устроить крепость большую Севастополь, где ныне Ахтиар». Так начался Севастополь, который, впрочем, на некоторое время был переименован Павлом Первым снова в Ахтиар. Но – ненадолго. Переворот, случившийся в марте 1801 г., вернул городу его прежнее имя – достойное поклонения. И будущее показало, что имя было дано не зря.

Первая битва Севастополя

Севастополь был объявлен главной крепостью Российского Черноморья 30 апреля 1809 г.

Именно с этого дня здесь поднимается крепостной флаг – такой же, как в Выборге, Свеаборге, Кронштадте. С этого дня город официально считается рубежом, форпостом Империи.

В 1834 году росчерком Николая I утверждены планы строительства оборонительных крепостных сооружений вокруг Города. В 1837 году император лично прибыл в Севастополь и лично изменил план работ – на 7 километров расширив их и прибавив дополнительный, восьмой бастион. Казнокрадство, однако, – примета практически любого века в российской истории: к тому времени, как грянула Крымская война, была завершена только та линия обороны, которая проходила с моря. С суши Город оставался без всякой защиты.

Статистика гласит – в 1844 году в Севастополе уже проживало 41 115 человек.

В основном, конечно, жили здесь военные, но были также чиновники, ремесленники и мелкие торговцы. Это была уже не только крепость, но и самый большой в Крыму город. Бухты разделили его на три стороны – Городскую, Корабельную и Северную. До войны оставалось еще десять лет.

31 марта 1854 года соединенный флот Англии и Франции направился в Черное море. Англо-французская коалиция требовала, чтобы Российская Империя вывела войска из Дунайских княжеств. Войска были выведены в мае и июне, однако ни Англия, ни Франция не стремились к прекращению войны. Основной сценой этого театра военных действий станет Севастополь.

Численность англо-французско-турецкой армии, разместившейся в Варне, составляла 60 тыс. человек. Русских в Крыму было 35 тысячи больше было никак не набратьс запада на Петербург нацелилась Австрия, а у самого Питера – англо-французский флот. Нападения ждали везде – в Балтике, Белом море и даже на Тихом океане. И никто не мог предположить, где будет высадка неприятеля. Сам неприятель тоже пока не имел окончательной уверенности, где именно высаживаться и грозил нападением Керчи, Евпатории, Одессе. Наконец было решено – брать Севастополь, главную базу флота.

1 сентября 1854 года моряки и горожане следили за тем, как мимо Города движутся на север английские и французские суда. А на следующий день десант, доставленный 89 боевыми и 300 транспортными кораблями, беспрепятственно высадился на побережье между Евпаторией и Саками. Экспедиционная армия насчитывала 62 223 человек. Ее возглавляли маршал Арман-Жак-Леруа Сент-Арно и главнокомандующий фельдмаршал лорд Фицрой Джеймс Генри Сомерсет Раглан.

Армия двинулась к Севастополю. Ее попытались остановить на берегу Альмы, однако главнокомандующий русскими силами в Крыму князь А. С. Меньшиков имел вдвое меньше войск и не умел ими управлять. Он фактически до боя проиграл сражение, поставив на главный участок неопытного генерала Кирьякова, который сдал ключевую позицию почти без боя. Союзники установили артиллерию на господствующие высоты – теперь русские войска были перед ними как на ладони…

Качество вооружения русских тоже оставляло желать лучшего. Русские пехотинцы были вооружены старыми гладкоствольными ружьями, стрелявшими за 30 шагов и дававшими 10% попаданий. На вооружении у неприятеля были новейшие нарезные штуцеры, бившие прицельно на 1200 шагов. Неприятельские орудия стреляли разрывающимися бомбами, русские – чугунными ядрами…

На самом деле у русских оставалось еще одно секретное оружие – стойкость и мужество. Они изумили противника и после сражения командир одной из английских дивизий заявил: «Еще одна такая победа – и у Англии не будет армии!». Неприятель потерял 4500 человек в ходе этой битвы. Наши – 145 офицеров и 5600 нижних чинов.

Меншиков увел армию к Бахчисараю и приказал старшему флотскому начальнику города, начальнику штаба флота вице-адмиралу В. А. Корнилову затопить 5 парусных линейных кораблей и 2 фрегата на входе Севастопольскую бухту, чтобы запереть ее. С кораблей было снято все вооружение и, вместе с экипажами, отправлено на строящиеся бастионы.

Князь А. С. Меншиков в душе уже сдал Севастополь: для него это был просто тактический пункт. Но моряки и горожане не могли его сдать – они не представляли себе жизни без Города. И готовились защищаться. Еще во времена Суворова и Ушакова планировалось возвести 8 сухопутных бастионов для прикрытия города с юга. И вот в сентябре 1854 года их стали возводить…

Гениальный военный инженер, Эдуард Иванович Тотлебен, строитель первой оборонительной линии Севастополя предложил строить бастионы не из камня, а из корзин с землей, мешков с песком и корабельных канатов. Строить такие – легче, легче и ремонтировать после обстрелов…

Вражеские генералы точно знали – укреплений на Южной стороне нет. Поэтому, обойдя Севастопольскую бухту, они собирались брать город с юга. Им предстояло удивиться, увидев наспех возведенные укрепления, – которые вполне, тем не менее, выполняли свою боевую задачу. У Балаклавы неприятель выдержал жестокий бой с гарнизоном старой крепости. Заняв городок, они депортировали все население из Балаклавы и сделали город свой базой.

Но войти сразу в Севастополь не решились и приступили к осаде города. Она длилась, изматывала – днями, неделями, месяцами… И каждый день Севастополь подвергался обстрелу – на его улицы и бастионы ложились ядра и разрывные бомбы. Под 4-й бастион французские саперы вели подкоп, чтобы взорвать его. Но Э. И. Тотлебен и его помощник, штабс-капитан А. В. Мельников рыли контрминные галереи, чтобы взорвать подкоп французов. Это удалось. 22 января прогремел страшный взрыв, разметав вражеских солдат и вражеские планы.

Ключевой бастион Корабельной стороны – Малахов курган, стал называться Корниловским бастионом. Здесь, прямо под неприятельским огнем, возводились передовые укрепления – они помогут Севастополю выдержать первый штурм.

Севастполь держался. Солдат каждый день гибло по нескольку тысяч человек. Белокаменный город забыл, что такое белый цвет – кругом были только черные дымящиеся руины. Не хватало еды, медикаментов, даже бинты стирали по нескольку раз.

Но и неприятелю было несладка. Париж и Лондон требовали двигаться в глубь Крыма, развязывать полевую войну… Уже были захвачены Ялта и Керчь, все отчаяннее становились бомбардировки. Последний и решительный штурм тоже готовился – и начался утром 6 (18) июня 1855 года. Последним этот штурм не получился – защитники Города превзошли себя и враг был отбит. Неприятель потерял около 5300 солдат и офицеров. Именно эта битва оказалась впоследствии изображена на полотне Севастопольской панорамы.

Но силы русских были на исходе. 28 июня (10 июля) 1855 года на Малаховом кургане смертельно ранили адмирала П. С. Нахимова. Ни один из оставшихся командиров не мог сравниться с ним в умении руководить обороной. 5 (16) октября гибнет вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов. Из Петербурга настоятельно давали понять: пора сдаваться.

Взятие Малахова кургана 27 августа 1855 года решило судьбу Южной стороны. Русские, взорвав укрепления, пороховые погреба и батареи, переправились через Севастопольскую бухту на Северную сторону по построенному понтонному мосту. Мост был подтянут к Северной стороне и, таким образом, город оказался разделен Бухтой. Военные действия почти прекратились. Неприятель атак не продолжал, выполнив свою главную задачу: уничтожение флота. Уничтожить русскую армию сил у него уже не было.

18 марта 1856 года в Париже подписан мирный договор: по его условиям России запрещалось держать военный флот на Черном море, иметь там крепости и базы. Э. И. Тотлебен утверждал, что за 349 дней осады на Севастополь было обрушено 1 356 000 артиллерийских снарядов. Очистка бухт от затопленных кораблей заняла более 10 лет. Унизительные статьи Парижского договора будут отвергнуты только в 1870 году…

Вторая битва Севастополя

Мы видим, этот Город всегда одним из первых принимал на себя неприятельские удары. Так было в Крымскую войну, так случится и в Великую Отечественную. 22 июня 1941 г. в 3 часа 15 минут Севастопль подвергся налету фашистской авиации. Зенитно-артиллерийская батарея Черноморского флота № 74, которой командовал лейтенант И. Г. Козовник, первой нанесла удар по врагу. Затем открыли огонь 76, 80, 78 и 75-я батареи. А дальше, как уже бывало… моряки и жители города вспомнили старый призыв: «Отстаивайте же Севастополь!».

К 1 ноября 1941 г. вокруг города уже были возведены три оборонных рубежа: тыловой, главный и передовой. Они были оснащены дотами, дзотами и другими оборонительными сооружениями. Работа велась под руководством военного инженера 1 ранга В. Г. Парамонова.

23 октября 1941 г. в Севастополе создается Городской комитет обороны, а 29 октября вводится осадное положение. 30 октября нанесен первый удар по моторизованной колонне 11-й немецкой армии генерала Манштейна – его наносит 54-я береговая батарея Черноморского флота под командованием лейтенанта И. И. Заики. Артиллеристы отражали фашистские атаки три дня. Одновременно вступили в бой части морской пехоты, сформированные из курсантов военно-морского училища и матросов боевых кораблей.

30 октября 1941 г. – тот день, когда началась Вторая оборона Севастополя. Она будет длиться 250 дней – до 4 июля 1942 г. Руководство ею было возложено на командующего Черноморским флотом вице-адмирала Ф. С. Октябрьского, его заместителей: по сухопутной обороне – командующего Приморской армией генерала И. В. Петрова, по береговой обороне – генерал-майора П. А. Моргунова, по военно-воздушным силам – генерал-майора авиации Н. А. Острякова, а после его гибели – генерал-майора авиации В. В. Ермаченкова. Все эти имена потом останутся в топонимике города – он не забывает…

Войска и жители города дрались по-севастопольски. Рабочие на Морском заводе занимались ремонтом кораблей, оборудовали два бронепоезда, а также плавучую батарею № 3, получившую кокетливое имя «Не тронь меня». Однако немцы дали ей другое имя – «Квадрат смерти» – батарея надежно прикрывала Город с моря. Работали не только на море и земле, но и под землей: в горных выработках Инкермана устроили спецкомбинаты № 1 – для производства вооружения и боеприпасов, № 2 – по пошиву белья, обуви и обмундирования. Тут же, под землей, работали амбулатории, столовая, клуб, школа, детские ясли и сад, а впоследствии – госпиталь, хлебозавод.

Корабли флота поддерживали защитников Севастополя, доставляя продовольствие, медикаменты, пополнение, и увозя на большую землю раненых, женщин и детей. Когда корабли уже не могли прорваться к городу, их задачу взяли на себя подводные лодки.

21 июня 1942 г. немецкие войска прорвались к Северной бухте. Батареи Города замолкали одна за другой. Пробит купол панорамы «Оборона Севастополя 1854–1855 гг.». Возник пожар… но полотно было спасено и вывезено на лидере эсминцев «Ташкент». Это был последний большой надводный корабль, который прорвался в Севастополь.. Им командовал капитан 3 ранга В. Н. Ерошенко.

Немецкое командование бросило все свои силы и средства на захват Севастополя. Силы защитников города таяли, таяли и боеприпасы. Однако атаки еще отбивались – на Историческом бульваре, Малаховом кургане, Лабораторном шоссе… Части, у которых кончились боеприпасы, отошли к Стрелецкой, Камышовой и Казачьей бухте, а также на мыс Херсонес. Здесь бои шли до 4 июля, а в отдельных местах – до 12 июля.

4 июля 1942 г. газета «Правда» и Совинформбюро объявили об оставлении Города: «Военное и политическое значение Севастопольской обороны в Отечественной войне советского народа огромно. Сковывая большое количество немецко-румынских войск, защитники города спутали и расстроили планы немецкого командования. Железная стойкость севастопольцев явилась одной из важнейших причин, сорвавших пресловутое «весеннее наступление» немцев. Гитлеровцы проиграли во времени, в темпах, понесли огромные потери людьми». За 8 месяцев обороны неприятельские войска оставили у стен Севастополя до 300 тыс. солдат убитыми и ранеными. В «Правде» писали: «Подвиг севастопольцев, их беззаветное мужество, самоотверженность, ярость в борьбе с врагом будут жить в веках, их увенчает бессмертная слава».

Фашисты терзали Севастополь 22 месяца. За время оккупации было расстреляны, сожжены, утоплены в море или насильно угнаны в Германию десятки тысяч жителей города и его защитников. Несмотря на то, что город был совершенно обескровлен, подполье в нем работало: жители все равно хотели сопротивляться, держаться, дожить до победы…

Это символично, что освобождение Севастополя произошло в маетак же, как через год произойдет освобождение всей Европы от фашистских захватчиков.

5 мая 1944 г. в 12 часов, после мощной двухчасовой артиллерийской и авиационной подготовки, 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Г. Ф. Захарова начала наступление с Мекензиевых гор, чтобы освободить Северную сторону и форсировать Северную бухту. 7 мая Приморская армия под командованием генерал-лейтенанта К. С. Мельника переходит в наступление на главном направлении – Сапун-гора – Карань. Сапун-гора была ключом вражеской обороны – с востока на нее наступала 51-я армия под командованием генерал-лейтенанта Я. Г. Крейзера.

Полностью Город освободили 9 мая. И уже 10 мая в час ночи Москва салютовала Городу и Флоту, 24 залпами из 342 орудий. И снова писала «Правда»: «Здравствуй, родной Севастополь! Любимый город советского народа, город-герой, город-богатырь! Радостно приветствует тебя вся страна!».

Третьего оставления Севастополя – не будет!

О том, как проходила Первая и Вторая оборона, вам может рассказать практически любой житель Города. Отведет на бастионы, покажет, как шли корабли… Обязательно посоветует посетить музейный комплекс «35-я береговая батарея» – наглядное свидетельство великого мужества и стойкости, проявленного защитниками города, и великой трагедии, их постигшей. Девушка-гид расскажет о последних днях батареи – непрофессионально-звенящим голосом.. И даже мужчины при посещении великого места, ставшего экспозицией, не могут сдержать слез. Кстати, музейный комплекс был создан на средства предпринимателя Алексея Михайловича Чалого, нынешнего народного мэра Севастополя. Алексей Чалый корнями врос в Севастополь, он сын ученого, работавшего в городе, внук вице-адмирала… Все символично, в этом Городе любая подробность становится символом.

Решение Города и Крыма вернуться к России после 23 лет в составе другого государства могло бы удивить многих в мире, – кроме тех, кто знает историю Севастополя. Этот город был, есть и остается русским. И решение правительства РФ о принятии Крыма в свой состав было встречено словами: «Третьего оставления Севастополя – не будет». А если точнее – «третьего предательства Севастополя – не будет».

К слову, автор песни, приведенной в эпиграфе: «Севастополь останется русским», А. Городницкий сам не подозревал, что она станет неофициальным гимном города. Песня была написана в 2007 году. Сам автор сначала не знал, будет ли он ее петь в городе, на закрытии фестиваля «Балаклавские каникулы». И все же решился:

«Я начал петь. Сергей Никитин подыгрывал мне на гитаре в луче прожектора. Когда впервые прозвучало «Севастополь останется русским», по площади пошел гул, люди стали подпевать. И с каждым рефреном все громче, все слаженней. Эта песня имела какое-то взрывное действие. Потом незнакомые люди, плачущие женщины, жали руки, спрашивали, как я такое смог. Если честно, я сам уже был не рад, но было поздно – песня уже ушла».

Что сулит наступающий год?

Снова небо туманное мглисто.

Я ступаю в последний вельбот,

Покидающий Графскую пристань,

И шепчу я, прищурив глаза,

Не скрывая непрошеной грусти –

Этот город вернется назад –

Севастополь останется русским!


P.S. К слову – сейчас предпоследнюю строчку поют по другому: «Этот город вернулся назад»…