Федеральный молодежно-патриотический проект
«Города-Славы»

Потсдамская конференция: Уроки истории и день сегодняшний

В пресс-центре МИА «Россия сегодня» был проведён круглый стол на тему: «Потсдамская конференция: решения для мира без войны. Уроки истории и день сегодняшний». 70 лет назад, в июле 1945 года в Потсдаме начала работу третья по счёту, после Ялтинской и Тегеранской, и последняя конференция «Большой тройки» держав антигитлеровской коалиции: СССР, США и Великобритании.

 ПОТСДАМСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ: УРОКИ ИСТОРИИ И ДЕНЬ СЕГОДНЯШНИЙ

Немного истории: с 17 июля по 2 августа 1945 года во дворце Цецилиенхоф президент США Гарри Трумэн, председатель народных комиссаров СССР и Государственного комитета Обороны СССР Иосиф Сталин и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль, смененный по ходу конференции, в связи с сенсационной победой лейбористов на выборах, новым премьер-министром Великобритании Клементом Эттли, определяли дальнейшие шаги по послевоенному устройству Европы. Лидеры коалиции должны были решить вопрос будущего побежденной Германии, в частности, согласовать и одобрить общие принципы оккупационной политики, денацификацию, демилитаризацию, демократизацию и создать международный трибунал по наказанию военных преступников. В рамках решения германского вопроса СССР были переданы территории бывшей Восточной Пруссии с городом Кёнигсберг. Также были приняты решения об установлении границ Польши, подтверждены условия вступления СССР в войну с Японией, создан Совет министров иностранных дел, куда входили США, СССР, Великобритания, Франция и Китай, для согласования вопросов, представляющих общий интерес.

Несмотря на то, что за сутки до начала Потсдамской конференции на полигоне штата Нью-Мексико была испытана первая в мире атомная бомба, и «теперь у Запада есть средства, которые восстановят соотношение сил с СССР» – скажет Уинстон Черчилль, несмотря на противоречия и разногласия, главам государств все же удалось разрешить основные проблемы послевоенного мироустройства, создать новую систему международных отношений, которая практически в неизменном виде просуществует до момента распада СССР. Благодаря решениям, которые были приняты сначала в Ялте, а затем в Потсдаме, почти полвека мир просуществовал без большой и масштабной войны. Потсдамская конференция положила начало так называемой ядерной дипломатии.

Бросая ретроспективный исторический взгляд на решения и значения Потсдамской конференции, заведующий кафедрой международных организаций и мировых политических процессов МГУ имени М. В. Ломоносова Андрей Сидоров высказал свое мнение: «Потсдамская конференция была заключительной точкой во внешнем оформлении того мироустройства, которое складывалось после Второй мировой войны. Конференция демонстрировала военное сотрудничество притом, что Трумэн относился к группе, пришедшей к власти после смерти Рузвельта и считающей, что с СССР сотрудничать нельзя. На принятие согласованных и устраивающих всех лидеров решений повлияло, в частности, то, что часть американского истэблишмента, которая стояла за Трумэном, ещё не полностью сменила часть рузвельтовскую. Поэтому у Трумэна в данном случае не было четкой концепции того, как взаимодействовать с СССР. В этот период трумэновская американская политика находилась на перепутье, но к концу 45-ого года она стала смещаться в сторону более жесткого варианта отношений с бывшим военным союзником».

Своими рассуждениями о впервые появившемся на Потсдамской конференции ядерном факторе в дипломатии и о том, что долгие годы способствовало незыблемости принятых решений, поделился профессор кафедры внешней политики и международных отношений Дипломатической академии МИД РФ, член Европейской ассоциации исследований проблем мира Сергей Большаков: «Я бы хотел возразить нашему коллеге и сказать о том, что Трумэн вышел на сцену уже вполне экипированным. Когда он получил информацию о взрыве американской атомной бомбы, то, как и полагается американскому провинциалу, приступил к политике шантажа и запугивания Сталина, которого было, конечно, очень сложно запугать, что, собственно, и не получилось. Термин «атомная, ядерная дипломатия» скорее вошёл в историю международных отношений, но не стал работающей доктриной американцев. Конференция запомнилась значительным количеством компромиссов. Не будем забывать, что Сталин пошёл на то, чтобы ограничиться получением репарации от Германии именно с территории советской зоны. Это не планировалось изначально и являлось шагом навстречу. В то же время западники должны были согласиться с советской идеей, чтобы в Польшу пришло временное правительство, которое хотел СССР, а не эмигрантское правительство. Одновременно СССР настоял на том, чтобы сразу после прихода к власти временного правительства западные державы установили дипломатические отношения с этими странами независимо от идеологических моментов. В целом, период с 1945–1955 годы был крайне напряженным – еще не сформировалась система биполярного противостояния, не были подписаны мирные договоры с Румынией, Венгрией, Болгарией и Финляндией. Все погрузились в эпоху конфронтации. Но при всей жесткости и драматичности событий не будем забывать, что СССР и США в эти годы могли сотрудничать и приходить к общему компромиссу даже в сложнейших условиях, к примеру, «Карибского кризиса», когда мир стоял на грани ядерной войны. Действовала какая-то этика взаимоотношений, которой сейчас, к сожалению, нет».

Доцент кафедры международной безопасности факультета мировой политики МГУ имени М. В. Ломоносова Алексей Фененко изложил свое видение вопроса, в частности, и об альтернативных решениях Потсдамской конференции: «К Потсдаму мы шли, начиная с 1942–1943 годов, когда Молотов нанёс визит в Вашингтон, где договорился с президентом Рузвельтом о том, что союзники не будут буквально трактовать Атлантическую хартию, которую СССР считал двусмысленным документом едва ли ни направленным против себя. Далее, утверждение плана «трех полицейских» (США, СССР и Великобритании), который окончательно закрепили в Тегеране. Мы шли к компромиссу и с Ялтинской конференции, где было принято соглашение о сферах влияния по Балканам, а затем и по всей Европе. Говоря об альтернативах, я считаю, что альтернатив могло быть две: первая — мир с отсутствием долгосрочных соглашений с союзниками, по существу, реставрация мира 30-х годов. Вторая — военное столкновение между союзниками в Европе, которого не произошло. В данном контексте, Потсдаму содействовало то, что у всех было узкое окно возможностей – новый военный конфликт между союзниками был технически мало возможен в те годы. Я считаю, что именно это послужило основной причиной компромисса. Давайте посмотрим: в 46-50-х годах у американцев была целая серия экспертных разработок, в результате которых они пришли к выводу, что победить СССР атомными бомбами в рамках Хиросимы невозможно. Во-первых, у СССР мощная истребительная авиация, а опыт Второй мировой войны показал, что потерю нескольких городов СССР переживет. Со стороны СССР складывалась та же ситуация – без флота, без фундаментальной авиации нанести реальное поражение США и Великобритании мы в те годы не могли. И последний мой тезис. Я считаю, что было две модификации Ялтинско-Потсдамского порядка. Первая — в 1956 году, когда мы после Суэца понизили Британию и Францию до уровня второстепенных региональных держав. С этого момента началось прямое блоковое противостояние на базе ракетно-ядерного оружия, которое к тому моменту стало уже термоядерным. Второй момент – это конец 80-х годов, когда произошел распад СССР. Ялтинско-Потсдамский порядок сохраняется и сегодня в трех моментах: ведущая формальная роль ООН, право Вето у постоянных членов Совбеза ООН и ракетно-ядерный паритет России и США. До тех пор, пока они остаются, мы продолжаем жить в тех условиях, которые были согласованы Ялтинско-Потсдамским порядком. Переход к новому порядку возможен только в том случае, если произойдет крах этих трех моментов».

Заведующий научным сектором Российского военно-исторического общества Юрий Никифоров изложил свою точку зрения на причины достижения компромиссов и соглашений в рамках Потсдамской конференции: «У нас в общественном сознании закреплена мысль, что была Великая Отечественная война и были союзники (США и Великобритания), которые оказывали нам поддержку. Но полезно сказать, что «Холодная война» началась не внезапно, а еще в годы Второй мировой войны. Потсдам с его недружественной атмосферой, как вспоминали многие, – один из переходных этапов к этой войне. Черчилль ещё в апреле отдал приказ проработать, что будет, если Англия и США нападут на СССР и попытаются вывести Красную Армию из Европы. На самом деле Черчилль мог оставить Потсдам без решений. Но Эттли нельзя было начинать свою политическую карьеру со срыва конференции, он был готов соглашаться и встать в затылок американскому партнеру. Трумэн был заинтересован в участии СССР в войне с Японией. СССР был нужен для завершения этой войны. А когда Япония капитулировала, не было причин скрывать свои истинные намерения. Я считаю, что сегодня важно донести до граждан, что формат антигитлеровской коалиции был «2+1». Мы всегда идеализировали близость отношений между СССР, США и Великобританией. Вся американская история ХХ века – это их путь к мировой гегемонии. СССР для США всегда оставался главным препятствием на этом пути. Сталина нельзя было купить, свергнуть, запугать. И США это поняли уже в ходе войны, сталкиваясь с СССР. Сам переговорный процесс, который шёл в рамках антигитлеровской коалиции, давал понять, что советские — это те, с кем разговаривать с позиции силы трудно. А говоря о значении и об альтернативахя присоединяюсь к коллегам. У советской дипломатии действительно были ограниченные возможности в тот период».

В заключительной части пресс-конференции обсуждался вопрос, возможен ли новый Потсдам сегодня? Историки и эксперты обсуждали вероятность российско-американского конфликта в ближайшие 10–15 лет с целью обвинения российского режима в неспособности вести военные действия, и, как следствие, его изменения. Участники отметили, что в таком конфликте возможна активная заинтересованность, поскольку нужно событие, которое позволит перевернуть страницу, связанную с Потсдамом.

С распадом СССР, заложенная сначала в Ялте, а потом в Потсдаме система международных отношений дала трещину. Однополярный мир по-американски пришёл на смену биполярному, который, хоть и был несовершенным, но до начала 90-х избавлял Европу и мир от масштабных войн и потрясений. Почти 25 лет американской гегемонии не сделали мир безопасным, а лишь расшатали основанную на нормах международного права систему международных отношений. Сегодня нужна новая конструкция безопасного мира.

  

gu_news_708-2 gu_news_708-3 gu_news_708-4 gu_news_708-5 gu_news_708-6 gu_news_708-7 gu_news_708-8

Вернуться назад

Мы на FaceBook